КОРПОРАЦИЯ НАЗАРБАЕВА

В Казахстане нет межклановой борьбы, есть внутрисемейные разборки. 


Когда различные эксперты, видимо, по привычке, говорят о некой межклановой борьбе, они, как мне кажется, сильно завышают градус политической жизни в Казахстане. Даже межклановая борьба предполагает некую, хотя бы внутреннюю, форму конкуренции, но и такая форма конкуренции стала рассматриваться Назарбаевым в поздний период правления, как разгул демократии, который несет угрозу его личной власти и капиталам. Внутриполитические процессы полностью зачищены семьей президента, это хорошо видно по его ближайшему окружению. Иных, как говориться, уж нет – вроде Сыздыка Абишева, Владимира Ни или Сарыбая Калмурзаева, а те далече. Из окружения исчезли люди, с которыми Назарбаев был связан еще советско-партийной школой, такие как Нуртай Абыкаев или Ахметжан Есимов. Президент Назарбаев со всех сторон окружен ставленниками либо Тимура Кулибаева, либо Дариги Назарбаевой. Ключевые посты распределены между людьми, так или иначе связанными либо с зятем, либо с дочкой. Не теряя надежды на возможность действительных политических преобразований, все-таки замечу, что в случае передачи власти, Казахстан ждут не клановые, а именно внутрисемейные разборки. Сирия, где Башар Асад, в роли главы государства, представляет интересы своего клана, самый трагичный современный пример, когда передача власти по наследству с целью сохранения капиталов за кланом, привела к разрушению государства.

В этой обзорной статье я хочу обратить внимание на те процессы, которые подводят страну к худшему варианту развития событий. Прежде всего, это поступательное сползание к сценарию ближневосточных диктатур, можно отследить по изменениям, которые претерпевала Казахстанская Конституция, и в частности статья “О Первом Президенте Республики Казахстан”.
Во-вторых, это те неочевидные процессы, о которых казахстанское общество догадывается и испытывает на себе, но все же плохо информировано. Речь пойдет о том, как семья президента распилила Казахстан, и на каких внутренних взаимосвязях с кланом Назарбаева функционируют бизнес- и общественные проекты, к примеру, чем обусловлено недавнее дело Сейтказы Матаева, о котором многие журналисты писали, однако, так и не смогли ухватить главного мотива расправы над бывшем руководителем и владельцем Казахстанского пресс-клуба.

* статья также включает фрагменты свидетельств Виктора Вячеславовича, которые он боле подробно изложил в своей книге “Я обвиняю!”.

Фальсификация будущего

В своем недавнем докладе Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун упомянул лидеров,  которые, из-за жажды власти, ведут миллионы своих граждан к катастрофе. Вот прямая цитата: «Мы становимся свидетелями того, как лидеры множества стран переписывают конституцию, манипулируют избирательным процессом и идут на другие отчаянные меры, чтобы удержаться у власти, — сказал генеральный секретарь. — Они должны понять, что их должность — это не их личная собственность, а проявление доверия со стороны граждан. Я недвусмысленно заявляю: вы должны служить своему народу. Прекратите расшатывать демократию, разграблять природные ресурсы своих стран, прятать за решетку и пытать своих критиков» (http://www.un.org/russian/news/story.asp?NewsID=26626#.V-u7VZN97GK).

Бессменный президент Казахстана, Нурсултан Назарбаев, может служить живой иллюстрацией этого высказывания. Особенно последние шесть лет его правления, которые стали годами абсолютной политической монополии. Почему я предлагаю заострить внимание на последних шести годах правления? Именно в это период в Конституции Казахстана появились поправки, которые серьезно влияют не только на современное положение дел в стране, но и как бы закладывают Назарбаевский фундамент правления на будущее.

Более молодое поколение, выросшие в Назарбаевский период, воспринимает современную историю через завесу этих фальсификаций, и они формируют ложный “горизонт ожиданий” или фальсифицируют будущее.
Этот процесс начался в 1995 году, когда Назарбаев переписал и продавил через референдум свою Конституцию. Затем в 2000-м в основном законе появилась статья “О Первом Президенте Республики Казахстан”. В 2010-м в Закон о Первом Президенте Республики Казахстан был внесен ряд поправок. Во-первых, само название закона было дополнено титулом – Лидер Нации. Изменилась преамбула закона:
«Настоящий Конституционный закон в целях обеспечения преемственности основных направлений внутренней и внешней политики Казахстана, дальнейших социально-экономических и демократических преобразований в стране определяет политическое и правовое положение Первого Президента Республики Казахстан как основателя нового независимого государства Казахстан, Лидера Нации, обеспечившего его единство, защиту Конституции, прав и свобод человека и гражданина».

Тут я особенно хочу обратить внимание на слова - в целях обеспечения преемственности. Т.е. закон о Первом Президенте принят для обеспечения преемственности политики Назарбаева уже в после Назарбаевский период, преемственность его политики закрепляется конституционно. К тому же, в новой редакции закона, Назарбаев переписал себя в “основателя нового независимого государства Казахстан”. В законе от 2000 года президент Назарбаев еще числился “одним из основателей нового независимого государства Казахстан”, а в 2010-м он уже стал единственным основателем.

Кроме этого, в 2010 году появляется “Статья 3. Неприкосновенность Первого Президента Республики”. Статья гарантирует президенту Назарбаеву и, что примечательно, его семье (!) неприкосновенность имущества:

  • Неприкосновенность распространяется на все имущество, принадлежащее на праве частной собственности Первому Президенту Республики Казахстан – Лидеру Нации и совместно проживающим с ним членам его семьи […]
  • На имущество, принадлежащее на праве частной собственности Первому Президенту Республики Казахстан – Лидеру Нации и совместно проживающим с ним членам его семьи, не могут быть наложены какие бы то ни было ограничения.
  • Гарантируются банковская тайна и неприкосновенность банковских счетов Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации и совместно проживающих с ним членов его семьи
    (подробности редактуры здесь: https://tengrinews.kz/zakon/parlament_respubliki_kazahstan/konstitutsionnyiy_stroy_i_osnovyi_gosudarstvennogo_upravleniya/id-Z100000289_/#z7)

Как видим, Лидер Нации в первую очередь позаботился об имущественной неприкосновенности своего клана. Президент Назарбаев любит сравнивать себя с лидерами-реформаторами, вроде сингапурского премьера Ли Куан Ю, однако, меркантильные интересы его клана, узаконенные в Конституции, не соответствуют таким потугам.

В начале 90-х Нурсултан Абишевич, нужно отдать ему должное, сумел объединить вокруг себя талантливых людей с хорошим образованием, способных рыночно мыслить, тех, чьими усилиями и собственно и был проведен первый этап экономических реформ. Молодой и энергичный Назарбаев сумел противопоставить эту группу своим политический конкурентам, тем, кого он опасался, продвигаясь по советско-партийной лестнице, и кто составлял костяк первого независимого Парламента Казахстана. Можно сказать, что в тот период он задвинул своих бывших коллег по ЦК и начал опираться на выпускников Московских ВУЗов.

В момент политических преобразований Виктор Вячеславович Храпунов работал вторым секретарем Алма-Атинского городского комитета Коммунистической Партии. На эту должность он был избран в августе 1989 г. Кстати, выборы того периода, сильно отличались о тех, что сегодня происходят в Назарбаевском Казахстане. Был объявлен курс на перестройку и гласность, так что на партийную работу Виктора Вячеславовича вынесла волна либерализации, “продуктом” Назарбаева он никогда не являлся.

В должности акима города Алматы Виктор Храпунов отработал с 1997 по 2004 год. И надо сказать, это были безусловно интересные, но и непростые годы. Бюджет города был на несколько нулей меньше по сравнению с последующими годами, когда акимом Алматы был назначен “продукт” Тасмагамбетов. Когда наступила эпоха нефтяного благоденствия, Виктор Вячеславович Храпунов был переведен в ВКО.

Виктор Вячеславович был удобен президенту Назарбаеву в кризисный момент. Во-первых, играла роль его национальность, все-таки Нурсултан Абишевич руководитель советской закалки, и к вопросам национальной политики относится щепетильно. Ему было важно в первые годы Независимости послать сигнал русским, проживающим в Казахстане – тот факт, что этнический русский возглавляет самый крупный мегаполис Казахстана, как бы наглядно подтверждал, что национальный баланс в стране будет соблюдаться. С другой стороны, Храпунов никогда не был особо приближенным, его можно было легко критиковать в прессе и использовать в качестве громоотвода.

В Алматы сошлись финансовые интересы всех членов семьи Назарбаева – старшей дочери Дариги, среднего зятя Тимура, младшей дочери Алии. На Виктора Вячеславовича постоянно оказывалось давление со стороны родственников президента, которые к тому же между собой конкурировали. Пока дети Назарбаева делали свой бизнес, Виктора Храпунова критиковали в прессе, например, за вырубку яблоневых садов в верхней части города, а по факту земли ушли под строительство “Люксора” к младшей дочери Назарбаева. В общем-то, для Назарбаева главным было, чтобы привлекательные государственные объекты и земельные участки не прошли мимо интересов Семьи – такие задачи он, не напрямую, но косвенно, ставил перед руководителем города Алматы.

В это время активным продвижением своих бизнес-интересов в Алматы занимался зять президента Тимур Кулибаев. Хорошо помню его неожиданный ночной визит к нам домой. Кулибаев приехал около десяти вечера с очень дорогим подарком, отказаться от которого, разумеется, было нельзя. Виктор Вячеславович сказал мне, что нужно ответить чем-то адекватным. Поскольку мне тогда принадлежал торговый дом “Viled”, мы отблагодарили зятя президента в ответ. Ужин был деловой, Тимур хотел, чтобы ему в собственность отошли муниципальные объекты, его интересовали терминал Алматинского аэропорта, АПК, гостиницы “Казахстан”, “Жетысу” и “Алматы”, Зеленестрой Алматы, наружная реклама, которая частично находилась в городской собственности, земля, зарезервированная под олимпийскую деревню. Виктор Вячеславович, в присущей ему манере, выслушал, но его подход – любой вопрос тщательно обдумать и лишь потом принимать решения. Позднее, когда Тасмагамбетов был назначен акимом Алматы, все эти объекты отошли компаниям, аффилированным с Кулибаевым.

Виктор Храпунов: Как “улетел” аэропорт и другие объекты госсобственности

Виктор Вячеславович: «Была организована целая процедура, по которой Международный Алматинский Аэропорт вывели из государственной собственности в частную. Сейчас речь идет не о здании терминала, а структуре, технологии, туда входили: технологические машины, склады ГСМ, склады Карго, энергоснабжение, взлетно-посадочная полоса и аэродром и другие хозяйственные объекты. Через управляющую компанию, в то время “Аэрофинанс Европ Лимитед”, Кулибаев продавил выдачу через “Казкоммерцбанк” Алматинскому аэропорту кредитов: один – 2,7 миллиона долларов, второй – 22 миллиона долларов, под завышенную процентную ставку – 25%.  Банк создает условия, чтобы образовалась задолженность в 3 миллиона долларов, которые Аэропорт якобы выплатить не может. И вот “Казкоммерцбанк” обращается в третейский суд, хотя по закону должен был вначале обратиться Госкомимущество. Третейский суд, не имея достаточных законных полномочий выносить подобного рода решения, выносит решение передать всю технологию Алматинского Аэропорта “Казкому”. Стоимость технологии составляла порядка 100 миллионов.
Когда я обнаружил, что за 3 миллиона фактически отдали всю технологию Аэропорта, я собрал доказательства незаконности передачи объектов и поехал к Назарбаеву. Привез семь толстых папок, говорю: “Нурсултан Абишевич, незаконно захвачен государственный аэропорт”. Он растерялся, видно, что не ожидал такого поворота событий, не знал, как реагировать. Потом нашелся, нажал кнопку и пригласил генерального прокурора. Пришел прокурор, он ему говорит: “Вот, Виктор, привез документы, ужасные вещи творятся в Алматы, нужно разобраться”. А перед этим, когда он еще увидел папки, поинтересовался – это оригиналы у тебя? Я говорю: «Конечно оригиналы». И вот он мне говорит: “Передавай документы в генеральную прокуратуру”. Я замешкался, спрашиваю: “Может копии сделать?”, тут уже генеральный прокурор меня спрашивает: “Что ты мне не доверяешь, что ли?”. Доверяю конечно… куда ж деваться. Так эти документы ушли, а вопрос прокуратура потом просто закрыла, и все осталось на своих местах.

В действии была политика Назарбаева – “разделяй и властвуй”. У международного Алматинского аэропорта появились три хозяина: терминал Аэропорта был на балансе Министерства Транспорта и Коммуникаций, технология оказалась у “Казкома”, акимату города Алматы принадлежала земля.

Дальше Тимур Кулибаев затребовал 450 га прилегающей к территории земли, прислал своих гонцов договариваться. Я говорю: «Хорошо, землю можно вам передать, но за нее нужно заплатить». Специалисты Госкомзема подсчитали по минимальной стоимости, установленной правительством Казахстана, 28 миллионов долларов аэропорт должен был заплатить городу.

В конце 98-го года, покойный Ни, с подачи Назарбаева, устраивает шоу: обнесли терминал забором, приостановили регистрацию пассажиров, нагнали прессу, журналистов. Объявили о начале масштабной реконструкции терминала и взлетно-посадочной полосы. Все телеканалы показали это шоу. Я предложил создать АО с долевым участием акимата города Алматы, правительства и Тимура Кулибаева. За правительством – терминал, “Казакоммерцбанк” (Т. Кулибаев) входит со стоимостью технологии, акимат – стоимостью земли. Однако, это предложение с участием акимата города, явно не входило в планы Назарбаева, который стремился в тот период захватить стратегические государственные объекты в частную собственность. Мне отказали в создании АО Аэропрот Алматы. В 1999 году снимают вокруг терминала забор, закончилась, так и не начавшаяся, реконструкция. Весной 99-го года они сняли забор, а уже в июле терминал сгорает.

Началась другая эпопея – “Казком” деньги на строительство выделять отказался, потому что терминал находился на балансе Министерства Транспорта и Коммуникаций. Правительства заявило, что денег нет. Нурсултан Назарбаев обязал город взять на себя строительство нового терминала. Годы эти были не простые, пассажиропоток тогда был 700 тысяч пассажиров в год, но, несмотря на это, нашли инвесторов, терминал Международного Алматинского аэропорта был сдан в эксплуатацию в декабре 2003 года.

После меня акимат города Алматы возглавил Имангали Тасмагамбетов, и в прессе началась кампания по моей дискредитации. Это была команда Нурсултана Назарбаева “накопать на предшественника все что можно и нельзя”. Я с этими методами был знаком, потому что, когда сменил Шалабая Кулмаханова, мне тоже поступило распоряжение от президента накопать компромат на Кулмаханова. Я делать этого не стал, через три месяца пришел к Нурсултану Назарбаеву и сказал, что у вас есть спецслужбы, пусть они занимаются сбором компроматов, я не хочу у них хлеб отбирать, он ответил: “Я от тебя другого и не ожидал”.

Все помнят, я думаю, как рьяно взялся Тасмагамбетов, целые пресс-туры организовывал!  Кстати ему в тот период много помогал Сейтказы Матаев, еще подключили Тимура Сулеменова из Союза Дизайнеров Казахстана, и на той волне Матаев получил различные дивиденды от Тасмагамбетова за сотрудничество. Недавний суд над Матаевым – это отголоски тех его дел с Тасмагамбетовым, и, полагаю, желание Дариги ослабить информационную поддержку Тасмагамбетова.    

Тасмагамбетов действовал лихо. Под шумок в прессе, терминал Алматинского Аэропорта она передал своему зятю Кенесу Ракишеву, а на тот момент пассажиропоток увеличился значительно! Согласно расчетам всемирно известной компании “Делойт де Туш” в год терминал приносил порядка 22 – 24 миллионов долларов прибыли. Тасмагамбетов отдает здание терминала своему зятю с условием выплаты ежегодных расходов на содержание. Содержание аэропорта обходится в 3 миллиона в год, остальное – это чистый доход Ракишева, а вообще-то эти деньги должны были бы уходить в городской бюджет.

В тот же период времени, семья захотела получить Алматинский водоканал в свою собственность. Дарига проводила информационное обеспечение этой кампании.
Подход был стандартный: сначала ко мне подослали бывшего моего сотрудника, с которым у меня были довольно сложные отношения. Он во время встречи так невзначай говорит, что работает с Болатом Назарбаевым, и что скоро Алматинский водоканал будет у него в собственности, я в это не поверил и быстро закончил беседу.

Дальше ситуация стала развиваться совершенно неожиданным образом.
В тот момент тарифы для естественных монополий устанавливало антимонопольное ведомство. После долгих дебатов оно приняло Постановление о согласовании тарифов по электроэнергии, водопотреблению и водоотведению.

На следующий день, после повышения тарифов, о котором объявило антимонопольное ведомство, в городе Алматы началось стихийное противостояние, вышли бороться за свои права пенсионеры. В Алматы это была самая организованная, самая грамотная и дотошная часть населения, более 250 тысяч пенсионеров проживало в городе. Очень активно вела себя Ирина Савостина, пенсионеры помогали атаковать правительственные здания.

Премьер-министр, испугавшись недовольства горожан, потребовал объяснений от антимонопольного комитета. Ему представили расчеты только по одному экспериментальному дому, который построили в микрорайоне Самал. Этот дом был особый, и расчеты по этому дому нельзя было приводить в качестве примера, как средние расчеты по городу. Дело в том, что в соответствии с требованиями СНИП, этот дом находился в порядке эксперимента с нормой потребления холодной воды 450 л в сутки на одного жителя, в то время как в Казахстане на тот момент действовала еще советская норма потребления: холодной воды 280 литров на одного человека в сутки и 120 литров горячей воды. И вот антимонопольное ведомство приводит эти завышенные расчеты.
Премьер-министр, ознакомившись с расчетами, выносит распоряжение, в котором он дает право жителям не оплачивать коммунальные услуги, по квитанциям водоканала и энергетиков. Как следствие остановились все платежи на имущество, коммунальные предприятия оказались на грани банкротства.

Тогда я себе представить такого не мог, но потом понял, что это был банальный сговор между правительством и Назарбаевым. Людей освободили от уплат коммунальных услуг просто с целью наступления коллапса в коммунальном хозяйстве города. Дальше, видимо, ожидалось, что Семья, под видом спасителей-инвесторов, уверенно войдет в этот сектор.
Однако, несмотря на всю сложность положения, нам удалось найти потенциального инвестора в лице французской компании “Дженераль Дезо”, которая в то время обеспечивала питьевой водой город Париж. Город Алматы и Французская компания подписали контракт о сотрудничестве.

После этого началась информация война, которую организовала Дарига Назарбаева. Через год массированных атак на руководство города и всемирно известную копанию, французские специалисты расторгли контракт в одностороннем порядке. Город Алматы лишился Европейского менеджмента в управлении водоканалом.

На протяжении всего времени, пока я был акимом города, водоканал оставался в коммунальной собственности. Новый аким Тасмагамбетов изменил форму собственности, и семья получила новые активы

Потом была такая компания Горгаз. В 1998 узнаю – все, нет Горгаза, якобы за какие-то долги его ликвидировали. Создана новая частная структура, в которую ушел Горгаз, подконтрольная Дариге. Я вызываю к себе бывшего руководителя Горгаза Эдуарда Вальтера, выясняется, что он подписал бумаги с липовыми долгами. Я вынес решение отменить постановление о расформировании Горгаза и вернул его городу. А сегодня Горгаз и все внутригородские газовые сети в Алматы принадлежат Тимуру Кулибаеву.

“Асар”

После расправы над партией ДВК в 2001-м году, семья президента по-настоящему почувствовала вкус ничем неограниченной власти. К парламентским выборам 2004 года Дарига Назарбаева, как многие помнят, создала свой политический проект – партию “Асар”, для раскрутки которой она весьма успешно задействовала принадлежавший ей медиа-холдинг: телеканалы Хабар, НТК, КТК, газеты “Караван” и “Новое поколение” и радиостанции. В тот период мы испытывали на себе внимание Дариги и Рахата, они надеялись, что Храпунов поможет провести нужных им кандидатов. Напрямую это конечно не обсуждалось, но нам всячески давали понять. Тут нужно знать характер Виктора Вячеславовича, который никогда не принимает скоропалительных решений. Дарига Нурсултановна несколько раз то ли в шутку, то ли в серьез, сказала, что нам нужно определиться с кем мы. Я передала эти слова Виктору Вячеславовичу. Он ответил, что он давно определился, он в команде президента.

Накануне выборов Нурсултан Назарбаев приехал с Имангали Тасмагамбетовым в Алматы, и у нас был совместный ужин. Я решила похвалить политическую кампанию Дариги, которой действительно за короткий срок удалось раскрутить партию “Асар”, о чем, собственно, и сказала вслух. Неожиданно Тасмагамбетов разразился тирадой, в том духе, что не надо было Дариге пускаться в эту авантюру, создавать партию и участвовать в выборах. Нурсултан Назарбаев Тасмагамбетова не остановил, и как-то стало понятно, что “продукт” озвучил то, что хотел слышать его шеф, президент не поддерживал “Асар”. Фактически, опираясь на исполнительную власть на местах, Назарбаев не дал своей дочери возможности зайти в парламент, а после выборов в 2004-м году и вовсе принудил ее слить “Асар” с “Отаном”. С этого момента Виктор Вячеславович стал личным врагом Дариги.

Виктор Храпунов: как Дарига Назарбаева продвигала “своих”

Виктор Вячеславович: Дарига вышла на меня и сказала, что необходимо оказать содействие ее партии “Асар” во время выборов. Всего по Казахстану от партии “Асар” по одномандатным округам кандидатами в депутаты было выдвинуто 43 члена, пятеро из которых баллотировались по городу Алматы. Дарига пришла ко мне и сказала: “Вот список кандидатов, я хочу, чтобы все они получили места в Парламенте”.

Я ответил: «Пожалуйста, проводите кампанию, вмешиваться в ход кампании исполнительная власть не имеет права, если кандидаты от партии “Асар” победят, то они попадут в Парламент, и не нужно ничего делать. Результаты выборов для “Асар” были просто убийственными, всего в парламент от партии прошло два или три кандидата.

По итогам выборов по городу Алматы прошел только один кандидат от партии – Евгений Киселев, у него был сильный соперник, по тому же округу баллотировался Гани Касымов. Но Киселев у Касымов выиграл. Центризбирком и Горизбирком не предъявляли никаких претензий.

После этих выборов Дарига, конечно, записала меня в свои враги. Она постоянно пыталась влиять на кадровую политику, предлагала своих людей в качестве акимов районов, приходилось ее предложения аккуратно отклонять. Однажды дошло до того, что она предложила в качестве акима района себя, я это перевел как бы в шутку.

Отставка в 2004

Стиль правления Назарбаева – это постоянная ротация кадров, чтобы люди не успели никого запомнить на каком-либо посту. Он определил круг лиц, которым доверяет, и внутри этого круга он осуществляет перестановки. В какой-то мере Виктор Вячеславович стал исключением из этого правила Назарбаева – на посту акима Алматы ему удалось отработать семь с половиной лет.

Отставка была обставлена весьма своеобразно. Накануне, поздно вечером, позвонил Нурсултан Назарбаев и сказал, чтобы завтра его встречали в Алматы в восемь утра. Сразу из аэропорта они поехали в акимат города, где состоялось собрание актива. Нурсултан Назарбаев объявил о кадровой перестановке, освободив от должности акима Виктора Храпунова и назначив Тасмагамбетова. Президент начала свое выступление с банальной лжи, сказал, что якобы выполняет просьбу Виктора Храпунова освободить его от занимаемой должности, и переводит в Восточно-Казахстанскую область.

Отказаться от этой должности было не возможно, хотя уже тогда мы с Виктором Вячеславовичем обсуждали его возможный уход с государственной службы и возможный переезд. Однако, Нурсултан Назарбаев сказал, что он готовится к президентским выборам, Восточный Казахстан – сложный регион, со сложным электоратом и вот, мол, важно, чтобы в такой ответственный момент во главе области стоял опытный руководитель, как он сказал тогда, политический тяжеловес.
На сборы Виктору Храпунову выделили 30 минут, он успел забрать из своего кабинета только все самое необходимое, после чего, вместе с президентом Назарбаевым они вылетели в Усть-Каменогорск. В декабре 2004-го Виктор Храпунов приступ к выполнению обязанностей акима Восточно-Казахстанской области.

В это время в Алматы кресло акима получил “продукт” Назарбаева и ставленник Тимура Кулибаева – Имангали Тасмагамбетов. Тасмагамбетов развернул беспрецедентную информационную кампанию против Храпунова. Собственно, он обвинял в несуществующих грехах своего предшественника, а сам, под созданный в прессе шум, активно распределял муниципальную собственность.  Показательной является ситуация с терминалом Алматинского аэропорта. Собственно, цинизм, замешанный на популизме, и тонкое чутье политической конъюнктуры делают Имангали Тасмагамбетова действительно стопроцентным “продуктом” Назарбаева. Именно поэтому он отработал в самом финансово привлекательном городе Казахстана с 2005 по 2008, в период высоких цен на нефть, доходы от продажи которой Семье нужно было инвестировать. В этом смысле Виктор Вячеславович сильно уступал Тасмагамбетову в энтузиазме приватизировать все в пользу Семьи, и в мутной воде самому половить рыбку. Когда стало понятно, что на смену “лихим 90-м” пришли лихие нефтяные деньги, был назначен более близкий Семье человек.

Восточный Казахстан

9 декабря 2004-го года Виктор Вячеславович приступил к исполнению своих обязанностей руководителя Восточно-Казахстанской области. А 14 декабря вышла программа на телеканале Дариги Назарбаевой о “красном Востоке”, критический материал о засилье русского языка и русскоязычных названий в регионе. Дело было поздней осенью, Виктор Храпунов только что сменил на этом посту Талгатбека Абайдильдина, и вот телеканал вещал о том, что русский язык доминирует в области. Телеканалы “Хабар” и КТК развернули широкую кампанию, Виктор Храпунов стал объектом постоянной критики. В тот период я проживала в Алмате и решила встретиться со своей старой знакомой Гульнарой Иксановой. В свое время, будучи в должности руководителя «Республиканской корпорации «Телевидения и радио Казахстана», я пригласила Гульнару на работу (помня о дружбе наших родителей), а позже познакомила ее с Даригой. В последствии, как многие знают, Гульнара Иксанова стала правой рукой старшей дочери президента, она не мало сделала для “хабаризации всей страны”. На той встрече, в 2005-м году, я в лоб спросила Гульнару, что происходит, почему идут такие нападки на Храпунова. Иксанова сказала, что ничего не знает, что у них на телеканале вот такая свободная журналистика и свобода слова, никто не может влиять на работу журналистов. Во время нашей короткой беседы Гульнаре постоянно, с интервалом в три минуты, звонила Дарига, пытаясь, что называется, держать руку на пульсе. Вот так на наших глазах человек мимикрировал.

Виктор Храпунов: Кому принадлежит Восточный Казахстан?

Виктор Вячеславович: Дарига имела большой интерес на Востоке.
Вся добывающая промышленность региона уже была прибрана к рукам Семьей. На Востоке Назарбаеву принадлежат такие гиганты, как Усть-Каменогорский свинцово-цинковый комбинат, Лениногорский полиметаллический комбинат, Зыряновский свинцовый комбинат, Бухтарминская ГЭС, комплексы которого входят в состав “Казцинка”, который, в свою очередь, через Утемуратова подконтролен Назарбаеву.  В подразделении “Казахмыс”, который также принадлежит Назарбаеву, находятся Усть-Каменогорский титаномагниевый комбинат и Жезкентский горно-обогатительный комбинат.

Усть-Каменогорский арматурный завод, который выпускает арматуры для нефте- и газодобывающих предприятий, принадлежит Тимуру Кулибаеву и зятю Тасмагамбетова – Кенесу Ракишеву. Я заинтересовался, как арматурный завод перешел к Ракишеву, правоохранительные органы и Госкомимущество ответили, что все законно.

Кроме того, там находится Ульбинский металлургический завод, который выпускает ядерное топливо (таблетки) для атомных станций, это был единственный в СССР завод такой направленности, один из крупнейших поставщиков ядерного топлива в мире. Отстоять это предприятие стоило прежнему акиму области, Виталию Метте, кресла. Я так же поддержал Мухтара Джакишева и настоял на том, чтобы предприятие оставалось в составе “Казатомпрома”.  

Добыча золота, вся находится под контролем Семьи, и только месторождение  Бакырчик находилось под контролем Канадской кампании, они приложили все усилия, чтобы эту канадскую кампанию выдавить. При этом, Бакырчик входит в тройку крупнейших месторождений (Васильковское, Бакырчик, Риддер-Сокольное) в Казахстане, где процент золота в руде считается очень высоким. В то время разработкой Бакырчик занималась компания “KazakhGold” и небезызвестная семья Асаубаевых, которая состояла в родственных отношениях с Сарой Алпысовной, и не трудно догадаться, кому принадлежала основная доля в “KazakhGold”.

Сегодня золотодобычу и переработку в Казахстане контролирует компания “Алтынтау”, через АО “Верный Капитал,” собственник там тоже Назарбаев.
Помнится, Назарбаев ставил задачу нарастить объемы добычи золота в Казахстане до 70 тонн. От себя могу добавить к этой информации, что добываемое в Казахстане золото уходит в Саудовскую Аравию, где, по информации из различных источников, хранится на личных счетах президента Назарбаева.

В 2007-м Дарига в Усть-Каменогорске пыталась забрать под себя то, что еще осталось в регионе. В частности, ее интересовало ГКП «Оскемен водоканал», мне хватило полномочий отстоять горводоканал в госсобственности, инвесторы там были компания «Ир-Групп», и я настоял на том, что инвесторы со своими задачами справляются.

Следующем объектом ее интереса стали Рахмановские ключи. Тут она действовала через Балушкина «Бипэк авто – Азия Авто» и Веру Сухорукову, она когда-то была акимом Усть-Каменогорска, а к тому времени через партию Дариги попала в Парламент. И вот Сухорукова, под патронажем Дариги, стала напрямую звонить людям и отдавать распоряжения. Звонит руководителям предприятий области как депутат и дает распоряжения. Я позвонил ей и сказал, что знаю о ее звонках, потребовал прекратить эти грязные дела.

Благодаря содействию, которая Сухорукова оказала своему компаньону по партии “Асар”, последний получил участок земли в красной линии строящегося тогда в Усть-Каменогорске Проспекта Победы. Участок земли, выданный с нарушениями земельного законодательства, компания оградила забором, захватив автомобильную стоянку возле Центрального Универмага, перекрыв транспортный проезд. Аким города, увидев это столпотворение автомобилей, дал команду забор демонтировать.
После этого мне звонит руководитель Администрации Президента Адильбек Джаксыбеков и дает поручение освободить от должности  акима города. Я дал пояснения, что аким города действовал законно, доложив ситуацию. Джаксыбеков со мной согласился, но предупредил – смотри, ты с огнем играешь. Через некоторое время уже президент Назарбаев на первом телевизионном селекторном совещании акимов всех областей дал команду освободить акима от работы, сказал, что власть на местах создает препятствия для бизнеса и инвесторов. Это было сделано с подачи Дариги Назарбаевой с целью создания дестабилизации в руководстве ВКО.

По рекомендации той же Сухоруковой Дарига пыталась продвинуть своего человека – Адылгазы Бергенева, работавшего государственным инспектором Администрации Президента. У них была стратегия внедрить в руководство области “засланного казачка”, который будет расшатывать работу, для этого они хотели сменить первого заместителя акима ВКО Юрия Швайченко.

Из правительства поступает бумага освободить Швайченко от занимаемой должности. Мотивация – Швайченко препятствуют проведению в регионе кластерный программы правительства. Премьер-министром в тот период был Даниял Ахметов. Созвонился с Даниялом Кенжетаевичем, объяснил ему, что у Швайченко пенсионный возраст, снять я его не могу, пусть он спокойно дорабатывает свой срок и выходит по возрасту на пенсию. Ахметов с моими доводами согласился.

При очередной встречи Дарига в очередной раз завела речь о Бергеневе, отмечая, что он опытный и уже был акимом города Семипалатинска и заместителем акима Восточно-Казахстанской области. Я сказал, буду в Астане и обязательно встречусь с Бергеневым. Приехав на совещание акимов областей, я действительно встретился с  Адылгазы Бергеневым, он производил впечатление очень самоуверенного человека, у которого все было схвачено. Вернувшись в область, я дал поручение силовикам МВД и КНБ провести спецпроверку Бергенева, как это положено, специалист рекомендованный на должность, подпадает под действие Закона о госслужбе.

Приходят бумаги, а там просто печать ставить негде! Выясняется, что в бытность акимом города, тогда еще Семипалатинска, Бергенева обвиняли в вырубке редкого реликтового бора, эти деревья он вывозил и продавал в Китай, использовал для этого вагоны для перевозки угля. Т.е город замерзал, а он в это время занимался своими делами. Мало того, там было еще и криминальное дело – его племянник застрелил человека, и суд приговорил его к высшей мере наказания, а Бергенев, через свои связи в Астане, в суде высший инстанции племянника освободил. На основании этого, сообщил Дариге, что никак не могу взять человека с таким послужным списком.

Однако история имела продолжение после меня, Бергенев вернулся в область первым замом, а потом очень быстро стал акимом Восточного Казахстана, было понятно, откуда дует ветер. Впрочем, ставленник Дариги Назарбаевой быстро зарвался, и через несколько месяцев он был освобожден от занимаемой должности по отрицательным мотивам президентом Назарбаевым. В регионе начали происходить невообразимые безобразия, чаша терпения, по-моему, была переполнена, когда в ресторане произошла массовая драка во время дня рождения одного из членов команды Бергенева, завязалась поножовщина, и кого-то из членов команды убили…  Это конечно хорошо иллюстрирует незнание Даригой Назарбаевой кадров, или она, напротив, руководствовалась принципом – чем хуже, тем лучше.

Переезд в Швейцарию

Становилось понятно, что семья приобретает все большее и большее влияние на Назарбаева, нужно было либо встраиваться в эту новую реальность, либо что-то менять. Так в 2007 году мы приняли решение о переезде.

Надо сказать, уезжали мы в Швейцарию совершенно открыто. Сейчас, с подачи финполиции и задним числом возбужденных в Казахстане в 2011 году против нас дел, Назарбаевская пресса называет нас “беглыми”. Однако, это не больше, чем штамп, прижившийся среди плохо информированных казахстанских журналистов.

Мы ни от кого не бежали, а именно уезжали, будучи твердо уверенными в своих силах, с планами заниматься бизнесом. Мы понимали также те риски, которые возникали в связи с тем, что мы породнились с Мухтаром Аблязовым. Тем не менее, до конца 2010-го года мы оставались вне этой войны.

К примеру еще 2009-м году, когда Семья решила наложить лапу на весь банковский сектор, Виктор Вячеславович, звонил Аслану Мусину, тогдашнему руководителю администрации президента, и предлагал  найти возможность для урегулирования конфликта между Кулибаевым и Аблязовым.

Помню, что как-то позвонил Рахат Алиев, он почему-то всегда звонил на мой телефон и просил передать трубку Виктору Вячеславовичу. В один из таких звонков я спросила его, видит ли он какие-то возможности для примирения?  Он ответил, что да, но та сторона не хочет. Фактически Кулибаев и Масимов – это те люди, которые загнали ситуацию в тупик, как только возникала некая возможность для переговоров, они убеждали Назарбаева, что в этом нет смысла, что вот-вот через свои связи с российскими силовиками они схватят Аблязова.

Преследования в Швейцарии

В немецкой части Швейцарии небольшая газета напечатала ложную информацию о нашем финансовом состоянии. Далее издание “Bilan”, на основании этой информации, внесло нас в список 300 богатейших людей Швейцарии. После того как мы проинформировали издание о том, что факты не соответствуют действительности, они перепроверили, и больше мы в списке “Bilan” не появлялись. Однако, как позднее оказалось, все было не так просто с этой ошибкой. На основании этой статьи финансовая полиция в Казахстане возбудила против нашей семьи целую серию различных дел и стала упоминать эту статью во всех публикациях, направленных на дискредитацию и оскорбления нашей чести и достоинства. Примечательно, что журналист, подготовивший первый фейковый материал по нашей семье, из той маленькой газеты очень быстро уволился и вообще покинул Швейцарию. Переехал жить в Южную Америку. Этот факт конечно, выглядит очень подозрительным, и, опираясь на свой опыт, убеждена, что статься была заказной.

В Швейцарии, когда происходил разговор с финполицией из Казахстана, там такой есть следователь Сергей Перов, мы спрашивали: “На каком основании вы возбудили дела?” Они сослались на анонимные источники и вот на данные из этой газетной статьи. Виктор Вячеславович сказал следователю, что у него есть не анонимная, а официальная информация, что Тасмагамбетов нанес урон городскому бюджету Алматы, передав терминал Аэропорта своему зятю Ракишеву в аренду на 20 лет, на сумму 400 миллионов долларов. Это он сказал в присутствии свидетелей и поинтересовался, могла бы финансовая полиция на основании этой информации начать расследование? Перов так улыбнулся и ответил: “Нет”. Спрашиваем: “Почему нет?” Отвечает: “Ну вы же сами понимаете”.

Это вот так казахстанские следователи отвечают, в присутствии швейцарских официальных лиц, которые тоже начинают понимать что у нас там и к чему.

Со времен этой публикации утекло много воды. Регулярно в “Bilan”, в списке богатейших людей Швейцарии, с многомиллиардным состоянием появляется средняя дочь президента Назарбаева – Динара Кулибаева, которая оскандалилась покупкой виллы по небывало высокой, даже для ко многому привыкшим швейцарцам, цене – 74,7 миллионов франков.

В этом свете, регулярные попытки подвязать фамилию Храпуновых к любому скандальчику выглядят неуклюжими и вульгарными.

Кстати, несмотря на команду “фас!”, Казахстанские правоохранители не смогли найти никаких тайных счетов Виктора Вячеславовича, потому что таких счетов в природе нет. Все что Храпунову, как бывшему акиму Алматы, смогли инкриминировать – это лишь превышение служебных полномочий, что, в свою очередь, является административным правонарушением. Разумеется, третьесортные сайты КНБ и финполиции об этом не пишут, предпочитая оскорбительные и броские заголовки. Из серии распространяемой неправды  информация о том, что в отношении нас возбуждены дела в Швейцарии. Я много раз об этом писала, но вал дезинформации намного мощнее. Итак, хочу повторить еще раз – Швейцария, оказывает содействие Казахстанскому следствию в расследовании.

Планы на будущее

Этой статьей я хотела бы закрыть определенную страницу в своей жизни и перейти к новому этапу и новым проектам. Часто слышу от своих читателей, что легко критиковать, проживая за пределами Казахстана. Соглашусь, это действительно так. В этих упреках я также вижу нереализованные возможности людей моего и более старшего поколения, которые, может быть, и хотели бы рассказать, что думают о жизни, однако ограничены цензурой и собственными опасениями. Я, в свою очередь, свою задачу вижу в том, чтобы рассказать, как можно больше о том опыте, который мы, я и Виктор Вячеславович, вынесли. Воспоминаний и свидетельств много, и, думаю, наша задача сохранить и поделиться этой информацией.

Наша сила в силе правды, в силе мысли!

* под редакцией пресс-секретаря

назад